ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Серый воробышек

Прикольненько, >>>>>

Кто бы мог подумать

Несколько последних глав сильно слащавые. А так романчик ничего. Предсказуемо, но скоротать вечерок можно. >>>>>




Loading...
  1  

Барбара Картленд

Чарующий вальс

ГЛАВА I

— Это невыносимо! — Князь Меттерних с такой силой стукнул кулаком по столу, что золотой письменный прибор зазвенел.

— Но вы ведь предполагали, что с царем будет непросто, дорогой, — мягко заметила его жена.

— Да, конечно, но не до такой же степени. Он ненормальный. Он… — И князь замолчал, подыскивая нужное слово.

— Не такой, как его отец? — спросила княгиня.

— Нет, не настолько. — Князь большими шагами пересек комнату, слегка наклонив вперед красивую голову, как обычно в минуты глубоких раздумий. — Не могу объяснить, что происходит с царем. Временами кажется, что в нем живут два человека.

Княгиня воскликнула:

— Как удивительно, что вы говорите об этом, Клеменс! Не далее как вчера мы обсуждали такую возможность, и княгиня Лихтенштейн сказала, что наши медицинские светила сейчас разрабатывают именно такую теорию о двойственности личности — в человеке могут уживаться и Бог, и дьявол одновременно.

— Их первым пациентом должен стать царь, — резко заметил Меттерних. — В какой-то момент он видит себя властелином мира, высшей силой в Европе, а в следующий — добрым христианином, благодетелем, раздающим милости человечеству.

Княгиня вздохнула. В голосе мужа явно чувствовалось раздражение. Она знала, что он и не ждет от нее участия в разговоре. Обычно в доверительных беседах ему было важно высказаться, внести ясность в свои мысли.

— И это еще не все, — продолжал князь. — Тем, как он ведет свои собственные дела, Александр разваливает работу конгресса. Было же решено: пусть монархи развлекаются, тогда, как их полномочным представителям надлежит заниматься настоящим делом. Царь нарушает все правила игры и настаивает на личных переговорах со мной и Каслри. Граф Нессельроде, бедняга, едва ли знает, что происходит изо дня в день.

— Я понимаю, мой дорогой, как все это раздражает, — сказала княгиня.

— Раздражает? — воскликнул Меттерних. — Это невыносимо. Так не может больше продолжаться. Необходимо что-то предпринять, но что?

Взмах его утонченных выразительных рук был полон отчаяния. Князь стоял спиной к окну. Глядя, как скупое зимнее солнце ореолом освещает его, Элеонора, в который уже раз после их свадьбы, вновь подумала о том, что ее муж самый красивый из всех когда-либо виденных ею мужчин.

И дело не в том, что его черты отличались классической красотой. Это был настоящий аристократ с таким необычным запоминающимся лицом, с такими искрящимися глазами и таким соблазнительным изгибом губ, что даже самая лживая карикатура или рисунок не могли скрыть этих достоинств. Княгиня была уверена, что вряд ли найдется женщина, которая сумеет устоять перед ним, и почувствовала, как тревожно сжалось сердце.

— Что же делать? Что? — в волнении спрашивал князь. — Если мы ничего не предпримем, конгресс окажется под угрозой. Недаром последняя острота — что «танец» конгресса затянулся, повсюду преследует меня. Мои враги утверждают, что это станет самым большим поражением в моей карьере, и они будут правы — да, правы, Элеонора, — если только каким-нибудь чудом мне не удастся остановить царя, разрушающего все на своем пути.

— Чудом? Не слишком ли вы искушаете судьбу? — заметила княгиня со слабой улыбкой.

— Если не оно, мы погибли, — мрачно произнес ее муж.

Он вновь прошелся по прекрасному обюсонскому ковру ручной работы. Дворец и его убранство были творением рук самого князя. Он назвал его «Вилла на Реннвег», на что император Франц, смеясь, заявил, что изменит его на «Хофбург».

Меттерних лично следил за разбивкой парка вокруг своего изысканного дворца, размечал посадки редких пород деревьев и кустов. Вилла стала не только местом празднеств, но и центром притяжения дипломатов и послов всего мира, съехавшихся на конгресс, потому что главным действующим лицом на этой сцене оказался сам имперский министр, князь Клеменс Меттерних.

Никто, кроме его жены и секретарей, не знал, с каким напряжением он работает; он по-прежнему прекрасно держался, был остроумен и очаровывал своими манерами многочисленных именитых гостей, съехавшихся в Вену.

Несомненна, этой осенью князь Меттерних затмил всех, несмотря на их могущество и великолепие. Российский император Александр приехал с огромной свитой. Он жаждал рукоплесканий толпы, уверенный в том, что каждый должен признать его как единственного победителя Наполеона.

  1