ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Отчаяние и… надежда

Жаль у второй книги нет перевода, охота почитать про третью подругу! >>>>>

Все по-честному

Собака и блондинчик-вот и все плюсы этой книги, поняла я, перечитывая книжечку. Ну еще и подруга, правда, то, что... >>>>>




Loading...
  29  

Калеб пытается спасти ее. Он пожертвовал своей холостяцкой жизнью ради того, чтобы она могла родить ребенка. Как он чувствует себя при этом? Ведь раньше он мог переспать с любой женщиной, которая ему нравилась.

Виктория сжалась. Она не знала, как долго это вытерпит.

Было темно. Может, ей притвориться кем-нибудь другим?.. Может сейчас, когда ему хочется спать, она создает ему настроение?..

Виктория была напугана, как никогда. Она вспомнила, как ходила за Эриком Арнессом в школе, и чем это все обернулось.

Но Калеб спал. Если она будет лежать тихо, он не проснется. Может, все произойдет как во сне, и он будет думать, что любит другую женщину. Может, ей притвориться другой женщиной?

Виктория прижалась к Калебу. Ее ладонь коснулась его груди. Его тело было теплым, крепким и мускулистым. Прикасаться к нему было наслаждением.

Она медленно провела рукой по его груди и прижалась еще плотнее. Одна бретелька ее комбинации соскочила, почти обнажая грудь.

Виктория кончиком пальца дотронулась до его соска.

Вдруг сильные руки схватили ее за талию и подняли вверх.

Виктория вскрикнула.

— Черт возьми, Виктория, я изо всех сил пытался не трогать тебя сегодня.

— Извини.

— Неужели ты так сильно хочешь ребенка? Ладно, я дам тебе твоего ребенка.

Он опустил ее вниз и поцеловал ее всей страстью, на которую был способен. Голова Виктории закружилась. Она не могла думать. Калеб был взвинчен.

— Это не из-за ребенка, — сказала она, когда поцелуй закончился. — Я просто... просто... извини.

— Нет, это ты меня извини. Я сделал тебе больно? Я испугал тебя?

— Нет, нет, — сказала она, качая головой. — Я хотела... Так трудно ждать, Калеб. Я не могла спать. Я подумала, что если дотронусь до тебя, пока ты спишь, тебе будет легче привыкнуть к мысли, что тебе надо заняться со мной любовью. Тогда не будет так страшно.

Калеб вдруг засмеялся так громко, что под ним затряслась кровать.

— Ты думаешь, я ждал, потому что меня к тебе не тянет?

— Я знаю, что еще на прошлой неделе ты не хотел жениться на женщине ради ребенка.

Калеб дотронулся до ее щеки.

— Да, верно, но если вы думаете, что я не хочу вас, — сказал он резко, — вы ошибаетесь, миссис Фремонт. — Калеб прижался к ней, и Виктория почувствовала его желание. — Я едва могу терпеть.

— Но разве я женщина твоей мечты?

— Я и глаз не сомкнул. Как я мог спать, когда рядом лежишь ты, и нас разделяет лишь тонкий шелк? — прошептал он. Он прикоснулся к ее груди.

Виктория вздрогнула.

Он поцеловал ее, тронул губами ее шею, грудь.

Все ее тело ответило ему. Оно горело желанием. Он целовал ее шею и грудь, его дыхание обжигало.

— Ты думаешь, я не хочу тебя? Подумай лучше, моя жена. Я хочу тебя, и, похоже, ты тоже хочешь меня.

Он обнял ее. Он любил ее страстно и нежно. Виктория узнала, что может быть распутницей и хищницей. Она узнала страсть.

Утром она проснулась и сказала.

— Люби меня снова.

— С радостью, — прошептал он. Виктория узнала то, что женщины Дэлловея знали годами. Калеб Фремонт умел доставить женщине удовольствие.

Она будет с ним, пока не забеременеет. Виктория подумала: а вдруг у нее уже получилось?


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ


Однажды, сидя за завтраком и потягивая утренний кофе, Калеб вспомнил, что они с Викторией женаты уже три недели. Прошло три недели, а паника Виктории еще не улеглась.

Калеб удивлялся, что его жена не предъявляла на него никаких прав, кроме тех, что были связаны с ребенком. Что бы сказали жители Ринваля, если бы узнали, какая страсть скрыта за видимым спокойствием продавщицы книг.

— Чему ты улыбаешься? — спросила Виктория, откладывая в сторону газету.

— Интересно, как называлась вчерашняя книга дня?

Виктория пожала плечами.

— «Гарри Поттер». Теперь, когда я сделала реорганизацию в своих делах, у нас продается и художественная литература.

— Позор, — сказал Калеб. — И дело не в Гарри Поттере. Я рад, что у тебя хорошо идет дело. Просто мне стало не хватать тех томиков, которые ты продавала.

Виктория улыбнулась.

— Я до сих пор торгую ими. Если бы не «Гарри Поттер», то вчера книгой дня стала бы «Половая жизнь амфибий».

— Неужели кто-то пишет про это книги?

Виктория засмеялась.

— Не знаю, я просто выдумала.

— Миссис Фремонт врет?

Виктория сморщила носик.

  29