ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

За любовь, которой больше нет

Жесть.... я всю книгу проплакала, а ей приснилось..... >>>>>

Сладкоречивый незнакомец

1. Сладкий папочка 2. Голубоглазый дьявол 3. Сладкоречивый незнакомец 4. Кареглазая моя Все книги хороши... >>>>>




Loading...
  37  

Ченс отложил в сторону готовую ловушку и принялся за следующую. Некоторое время Санни следила за его работой, чувствуя себя совершенно бесполезной. Скорее, помехой, чем помощницей во всем, что касалось капканов и силков. Отряхивая пыль с юбки, она вздохнула. Проклятье, прошел всего один день, а она смирилась с древними стереотипами поведения. Санни предпочитала сдаваться красиво.

– Как думаешь, у нас хватит воды постирать одежду? Я ношу свою второй день подряд, и этого более чем достаточно.

– Воды хватит, но налить ее не во что.

Ловким движением Ченс поднялся на ноги.

­– Пойдем, я покажу тебе.

И повел Санни в сторону от нависающей скалы. Она поспешила за ним, перебираясь через валуны, но стараясь не прикасаться к камням руками, так как даже через подошву ботинок чувствовала обжигающий жар. Когда они добрались до тенистого места, Санни почувствовала настоящее облегчение.

– Здесь.

Ченс указал на тонкую струйку воды, стекающую по отвесной скале. Кусты в этом месте росли гуще, благодаря воде, и температура воздуха казалась градусов на пять ниже. Именно – казалась из-за контраста, но зелень способствовала прохладе.

Посмотрев на воду, Санни вздохнула. Не составит труда наполнить жидкостью имеющиеся емкости и помыться. Но постирать одежду – другое дело. Рядом со струйкой не было ни крошечного озерца, ни даже лужи, где можно было бы замочить белье. Вода тут же впитывалась пересохшей, измученной жарой почвой, которая оказалась сырой, но не насыщенной влагой.

Оставался единственный выход: наполнять водой пластиковую бутылку снова и снова, поливать одежду и отмывать ее от грязи.

– Ну, это надолго, – проворчала Санни.

На лице Ченса появилась раздражающая мужская ухмылка, когда он снимал через голову футболку и передавал ее добровольной прачке.

– Знаешь ли, торопиться нам некуда.

Она чуть не кинула футболку обратно и не потребовала надеть ее, но не из-за его слов. Хотя Санни не считала себя глупой скромницей и видела обнаженную мужскую грудь столько раз, что и не сосчитать, однако обнаженным торсом Ченса ей любоваться не приходилось. Выпуклые мышцы, гладкая кожа, словно стальной каркас, обтянутый глянцевым покрытием, и шесть выпуклых прямоугольников пресса. Легкая россыпь черных волосков простиралась от одного коричневого соска до другого. Санни жаждала прикоснуться к нему. У нее до того зудели руки, что пришлось изо всех сил стиснуть его футболку.

Ухмылка исчезла, глаза Ченса потемнели. Он прикоснулся к щеке Санни, провел пальцами под подбородком и приподнял его. На его лице застыло выражение чистейшего желания.

– Ты догадываешься, что вскоре между нами произойдет? – низким хриплым голосом спросил он.

– Да, – с трудом прошептала Санни, так как горло перехватило, когда тело ответило на его прикосновение и его намерения.

– Ты хочешь этого?

«Так сильно, что даже больно», – подумала Санни, вглядываясь в золотисто-карие глаза и дрожа от необъятности шага, который собиралась сделать.

– Да, – прошептала она.

Глава 7

«Все это время жила своей жизнью, а при этом, словно и не жила вовсе», – размышляла Санни, машинально полоская мужскую одежду и раскладывая её для просушки на горячих камнях. Они с Ченсом могут никогда не выбраться из каньона живыми, и даже если получится, на это уйдет много времени: несколько недель или даже месяцев. Независимо от того, что собиралась предпринять Маргрэта, она это все равно сделает, и Санни сейчас ни черта не могла повлиять на ситуацию. Впервые в жизни ей нужно было думать только о себе и о том, чего хочет она сама. А здесь всё просто – единственным, кого она сейчас желала, был Ченс.

Ей нужно смотреть фактам в лицо. Это у Санни очень хорошо получалось: так она поступала всю свою жизнь. А самым очевидным в создавшемся положении казалось то, что они запросто могли умереть в этом небольшом каньоне. И, если им всё же не суждено выбраться, ей не хотелось умирать, цепляясь за доводы рассудка и избегая отношений с Ченсом, потому как то, что являлось хорошим и правильным в обычном мире, здесь теряло смысл. Она уже была связана с этим мужчиной в борьбе за выживание. И, конечно, не хотела расставаться с жизнью, так и не узнав, на что это похоже – быть любимой им, ощущать его в глубине своего тела, крепко прижиматься к нему, шепча о своей любви. В ней накопилось целое море нерастраченной любви – запертое глубоко в душе оно высыхало за ненадобностью, так как рядом не находилось человека, которому она могла бы подарить это чувство. Теперь Санни представилась такая возможность, и она не собиралась её упускать.

  37