ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Брошенный вызов

Прекрасное настроение после прочтения романа,но перечитывать не буду... >>>>>



загрузка...


  5  

Андора не знала, какой она увидит королеву. Она ожидала увидеть ее какой угодно, только не такой — живой, яркой женщиной, которая предстала перед ней. Ее отец так часто говорил ей о красоте Елизаветы, что Андора знала, как королева прекрасна. Но она не знала о ее возрасте. Стара? Но ее старость была какой-то ошибкой и недоразумением. Елизавета улыбнулась ей, и Андора поняла, что это было самое прекрасное создание, которое она когда-либо видела в жизни.

— Добро пожаловать, Андора Блэнд, — сказала королева и протянула ей свою изящную руку. В этом жесте было столько дружелюбия, что сердце девушки было завоевано навеки. Андора присела перед королевой в глубоком реверансе. — Добро пожаловать к моему двору, — продолжала королева. — Поднимитесь и дайте мне взглянуть на вас.

Андора поцеловала белую руку в тяжелых кольцах и поднялась. Королева была небольшого роста, но Андора была еще меньше ее, и ей казалось, что королева возвышается над ней и над всеми смертными.

Рыжие волосы в бликах драгоценных камней, великолепные кружева, оттенявшие бледное лицо, — все это было лишь рамой для ее глаз, сияющих, живых, отражающих малейшие движения ее души.

— Мы ожидаем вас уже несколько дней, — с упреком сказала королева. — Что могло задержать вас? Месяц или два тому назад я написала вашему отцу, что вы мне нужны.

— Ваше величество, когда ваше письмо пришло, дороги были непроходимыми, — сказала Андора. — И мне нужны были новые платья, чтобы явиться ко двору. Впрочем, теперь я думаю, что все наше шитье было пустой тратой времени.

— Как пустой тратой времени? — резко спросила королева, и Андора вспомнила слова своей матери о «львином рыке» голоса Елизаветы.

— Мы… я всего лишь деревенская мышь, ваше величество, — сказала она, запинаясь.

Елизавета откинула назад голову и рассмеялась. Это был искренний, живой смех, который, казалось, эхом откликнулся в комнате.

— Деревенская мышь! — повторила она. — Действительно хорошо сказано и честно, мисс Блэнд! Немногие говорят правду, вы мне нравитесь. Но дочь такого отца, как ваш, не должна чувствовать себя неловко в моем дворце. — Она повернулась к мисс Перри: — Скажите леди Скадамор, что малютке нужны новые платья и одежда, соответствующая ее положению. Я оплачу счет. Это самое малое, что я могу сделать, чтобы отплатить сэру Роберту за все, что он сделал для меня.

— Это большая щедрость, ваше величество, — сказала мисс Перри. — Я передам ваше распоряжение в гардеробную. — Тут она взглянула на Андору, давая ей понять, что нужно поблагодарить королеву, но Андора стояла молча.

— И о чем же ты думаешь? — спросила Елизавета.

— Я думаю, — с благоговением сказала Андора, — что я сейчас впервые поняла, почему мой отец и другие мужчины готовы умереть за вас, ваше величество.

Елизавета тронула рукой плечо Андоры.

— Спасибо, милая, — сказала она. — Но теперь надо, чтобы люди не умирали, а жили для меня. — Она говорила совершенно искренно, но через минуту уже внимательно рассматривала себя в большом овальном зеркале. — Как вы думаете, мисс Перри, — спросила она, — мне идет это платье? Ему оно нравится?

— Я думаю, ваше величество, что лорду Эссексу нравится все что вы носите. Он видит женщину, а не одежду.

— Вздор! — резко сказала королева, ничуть не польщенная комплиментом. — Для женщины одежда — это все, как заметила эта девочка. Надень я сейчас ее платье — кто посмотрел бы на меня? Вы думаете, что их сердца так же трепетали бы и дыхание прерывалось? Нет! Я знаю об эффекте, который произвожу. Я достаточно умна, чтобы понимать, что именно это оттачивает их клинки, заставляет их бесстрашно сражаться и приносить мне трофеи с захваченных кораблей и тела моих поверженных врагов.

Андора была очарована. Она никогда не думала, что женщина может быть такой. Королева была как ртуть, и при этом в ней было подлинное величие и достоинство. Каждый оттенок ее голоса, каждое движение ее рук были прелестны, грациозны, ни с чем не сравнимы.

Внезапно раздался стук в дверь. Елизавета отвернулась от зеркала.

— Посыльный! — сказала она. — Наконец-то!

В комнату вошел паж и преклонил колено, вручая письмо на золотом подносе. Королева схватила его, быстро прочла, и лицо ее омрачилось.

«Шторм на море!» — мелькнула мысль у Андоры.

— И это ответ! — фыркнула королева. — Позовите лорда Берлея. Пусть придет немедленно. Передайте сэру Франсису Волшингэму, что я требую его присутствия. Быстрее! — приказала она пажу и гневно взмахнула рукой. — Господи! Эти задержки и увертки сведут меня с ума. Ничего не делается тогда, когда мне нужно. Я должна ждать и ждать, когда нет времени на ожидание и так много можно сделать! — Глубоко вздохнув, она остановилась.

  5