ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Скажи, что любишь

Несмотря на некоторую затянутость, роман мне очень понравился. Гл.герой потрясающий мужчина! Жаль в жизни таких... >>>>>

Мелодия SMS

Идея оригинальная, мне понравилось все, просто пособие для желающих познакомиться))), занудные рассуждения можно... >>>>>



загрузка...


  7  

Она прошла через комнату и открыла окно. Маленький внутренний дворик выглядел как прелестный сад. В центре его журчал фонтан, клумбы пестрели цветами. Увитые плющом ворота вели в парк. Двое мужчин вошли через ворота. Один был высокий, молодой, очень красивый. Второго она узнала — это был сэр Хенгист Вейк.

Мужчины оживленно беседовали, направляясь к фонтану. Потом они остановились и, откинув голову, весело расхохотались. Сэр Хенгист что-то добавил, и они засмеялись снова. Их смех эхом донесся до Андоры, и она поняла: смеялись над ней. Она настолько была уверена в этом, как будто сама слышала каждое слово. Она смотрела на сэра Хенгиста, на его запрокинутую голову, полузакрытые глаза, фигуру, содрогающуюся от хохота, и думала о том, что она ненавидит его такой страстной ненавистью, что если бы она могла, она бы ударила его.

Глава 2

Королева танцевала — плыла по залу легкая, как пушинка, в руках высокого, красивого молодого мужчины, которого Андора видела в саду.

Она скоро узнала его имя — граф Эссекс. Он был веселый и пылкий, и, как узнала Андора от одной из фрейлин, его красота, золотисто-каштановые волосы и изящные руки совершенно покорили королеву.

— Он самый восхитительный мужчина при дворе, — сказала леди Мэри Говард с энтузиазмом. — Сказать по правде, мы все влюблены в него.

— Смотри, чтобы тебя не услышала королева, — сказала мисс Элизабет Саутвелл — хорошенькая темноволосая девушка, и по тому, как она быстро оглянулась, Андора поняла, что, хотя слова и прозвучали небрежно, угроза была не пустой.

Андора успела познакомиться со многими фрейлинами до обеда. Сегодня вечером прислуживали шестеро, все юные, все чрезвычайно привлекательные, одетые по приказу ее величества в сверкающие белые с серебром платья. Высокие воротники оттеняли волосы, убранные мерцающими драгоценностями, на шее у каждой был кулон, а с пояса свисал веер и золотой футлярчик с ароматическим шариком.

Если бы не доброта леди Мэри Говард, Андора чувствовала бы себя совершенной дикаркой среди них.

— Я одолжу вам одно из моих платьев, пока ваши не будут готовы, — сказала леди Мэри. — Мы почти одного размера, хотя, клянусь, вы тоньше в талии, чем я.

Она принесла из своего гардероба белое атласное платье, расшитое серебряной нитью и крошечными жемчужинами, которое заставило Андору охнуть от восхищения.

— Оно не очень новое, — сказала леди Мэри горделиво. — У меня есть другое, вельветовое, его закончили только на прошлой неделе, но юбки там чересчур пышные. Я думаю, что поначалу вы будете чувствовать себя удобнее в белом.

Она была права. Оказалось, не так-то просто грациозно двигаться, приподнимая юбки, чтобы продемонстрировать атласные туфельки. Но воротник, чуть тронутый серебром так чудесно оттенял ее белоснежную кожу и светлые волосы, что когда она оделась и была готова спуститься вниз в банкетный зал, чтобы прислуживать ее величеству, ее охватил внутренний трепет от того восхищения, которое она прочитала в глазах фрейлин, и от комплиментов, которыми они осыпали ее.

Будучи единственным ребенком в семье, Андора всегда чувствовала себя немного застенчиво в компании сверстников, но невозможно было долго робеть среди смеха, болтовни и веселья королевских фрейлин. Они рассказывали ей последние дворцовые сплетни, предупредили о тех представителях старшего поколения дворян, которые были неравнодушны к неискушенным девочкам, и о молодых кавалерах, всегда готовых подшутить над ними.

— Хорошо, что лорд Лестер сейчас в Голландии, — сказала мисс Элизабет Саутвелл. — Если бы он был здесь, принялся бы ухаживать за вами и вы бы только и думали, как не обидеть его, с одной стороны, а с другой — не дать понять королеве, что он позволил себе нечто большее, чем простой взгляд в вашу сторону.

— Лорд Лестер сейчас отошел на задний план, — заметила Элеонора Рассел. — Так же как и бедный сэр Вальтер Релей. Теперь только одному человеку не следует слишком нежно улыбаться вам, и лучше не встречаться с ним взглядом за столом. Это.

— Граф Эссекс! — подхватили фрейлины.

— Неужели вы хотите сказать, что королева ревнует? — спросила Андора с удивлением.

— Конечно, — ответила Элизабет Саутвелл. — Когда у ее величества появляется фаворит, остальные о нем и думать забудь.

— Он слишком молод для нее, — сказала леди Мэри Говард с вызовом.

  7