ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Мелодия SMS

Идея оригинальная, мне понравилось все, просто пособие для желающих познакомиться))), занудные рассуждения можно... >>>>>

Смерть в наследство

Мне очень,очень понравилась книга.Спасибо >>>>>



загрузка...


  3  

«Какая же низкая и подлая душонка должна быть у человека, произносящего подобные слова! — подумала Ауриана. — Для него мы действительно грязь и подонки, но уж очень невыразительно и бесстрастно он все это говорит. Для него слова ничего не значат, для него имеет значение только одно — передвинуться на ступеньку повыше. Вот это и есть его настоящая мечта».

Суния стояла справа от Аурианы. Нахмурив брови, она напряженно вслушивалась в поток брани Коракса, состоявшего из вульгарной латыни, пытаясь уловить общий смысл его речи. Ауриане не было ясно, были ли Суния и еще пять женщин предназначены для гладиаторских потех с самого начала или же Император решил наказать их за происшедшее на триумфальной церемонии. Ей было известно лишь, что помощники главного наставника с глухим ропотом встретили появление женщин в школе, считая, что этим Император навлек позор на их заведение. Всего сюда было направлено шестьдесят ее соплеменников, среди которых оказались Коньярик, Торгильд, два дальних родственника Витгерна, сын старого Амгата, дружинники Бальдемара и около дюжины воинов, уцелевших после взятия крепости. Остальные хатты были распределены по другим школам, конкурирующим друг с другом.

Помимо людей из племени Аурианы здесь держали невольников, о которых она слышала только из легенд: светлоглазых обитателей заморских земель севера, арабов, сарматов с суровыми, непроницаемыми лицами и высоких мужчин с черной блестящей кожей, родившихся на крайнем юге этого мира.

Все женщины отличались крепким телосложением. Исключение лишь составляла уроженка острова Альбион, которая стояла перед Аурианой. У нее была тонкая, стройная фигура, шелковистые волосы золотистого цвета и небольшие, белые руки, которые до этого знали лишь вязание на спицах. Судьба этой женщины вызывала у Аурианы большую тревогу. Все остальные, хоть и не умели обращаться с оружием, но производили впечатление способных научиться этому. Женщине с Альбиона больше бы подошло прислуживать какой-нибудь госпоже из рода патрициев и жить с ней в роскошном особняке, а не здесь. Чем больше Ауриана думала о ней, тем больше тревожилась.

Коракс замолчал, посмотрел на строй гладиаторов и снова заговорил, на этот раз спокойно и уверенно.

— Жизнь здесь очень простая, мои друзья. Одни животные могут научиться, другие — нет. Но если вы хорошенько запомните мои слова, у многих из вас появится шанс продлить свою жизнь… А кто-то, может быть, добьется и славы, — его голос внезапно повысился до пронзительного визга. — Поэтому слушайте меня внимательно, вы, сборище болванов и ублюдков! Вторым вашим главным достоинством станет отвага. Чем скорее вы обретете ее, тем меньше останется на ваших телах следов от раскаленного клейма. Вы не должны даже моргать, когда вам в лицо будут бросать кинжал. К жизни и смерти вы должны относиться равнодушно. Вы научитесь наносить удар первыми и рисковать своей жизнью. Зрителям не нравятся гладиаторы, которые трясутся от страха. Даже в момент поражения вы не должны позорить нашу школу, уклоняясь от последнего удара, который отправит вас в потустороннее царство. Вы должны сами подставить горло мечу вашего противника. Но первейшее ваше достоинство — послушание. Вы должны беспрекословно повиноваться всем приказам старших.

Ауриана почувствовала глубокое презрение. Каким же странным и непонятным казался этот народ-завоеватель, в котором все от простолюдина до патриция наперебой расхваливали послушание и покорность. Почему такой гордый народ так охотно превращается в раба?

Коракс опять стал расхаживать по арене вихляющей походкой. Его круглая, большая голова казалась посаженной прямо на плечи, словно какой-то гигант пытался вбить его в землю, ударяя молотом по макушке, но потом отказался от своего намерения, поняв всю тщетность своих усилий. Голова Коракса была несокрушимой, хоть и вдавленной в плечи.

— Вам не разрешается разговаривать с гладиаторами Первого и Второго ярусов, пользоваться их женщинами и подарками. Но особая кара настигнет того, кто поднимет руку на наставника. Завтра на ваших глазах новичок-гладиатор, негодяй, пытавшийся убить помощника наставника, будет брошен на растерзание индийскому тигру.

После этой фразы Коракс опять сменил тон на более благожелательный, и в его голосе зазвучали подбадривающие нотки.

— Те из вас, кто проявит исключительную доблесть, получат все! Вам вручат денежное вознаграждение. В случае победы вы будете иметь четверть стоимости раба. Вы будете пользоваться некоторой свободой. Несколько избранных пополнят ряды бессмертных. Великие мира сего будут с восхищением произносить ваше имя. Кто из преступников и бродяг мог этим похвастать? Пару-другую из вас, возможно, отпустят на волю и сделают гражданами великого Рима! Как видите, не все для вас потеряно. Один раз в девять дней и по важным праздничным датам, посвященным божествам, покровителям Рима: Беллоне, Немезиде и Марсу вам будет предоставляться день отдыха. И еще одно приятное сообщение. Поскольку императорское казначейство выделило специально для нас средства, то вы после смерти не будете выброшены на свалку вместе с падалью, дохлыми кошками и собаками, как это было раньше. Вам будут устроены приличные похороны.

  3