ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы



загрузка...


  6  

Вероятно, надо было бы поиграть в предложенную им игру, помолчать, попялиться на него, не отводя глаз, но Джуди никогда этого не умела. Она с самого начала была для него неподходящей женщиной. Той, которая спорит, перечит и вечно совершает глупости. Наверное, поэтому все так и вышло восемь лет назад…

Мистер Тоболовски успешно справился с графином воды и приступил к своим обязанностям с новыми силами.

—  Видимо, произошло недоразумение. Боюсь, нашу встречу надо считать несостоявшейся, и мы, со своей стороны…

—  Подождите!

Трои встрял в разговор удивительно не вовремя. Он и сам это понял, потому что голос у него сорвался, однако Алессандро уже перевел на него свой убийственный взор, и Джуди немедленно впала в панику. Для всех окружающих граф Читрано был джентльменом и аристократом, его костюм стоил столько же, сколько годовая плата за квартиру, которую снимала Джуди, но в отличие от всех окружающих Джуди прекрасно знала: на самом деле наиболее подходящей экипировкой для Алессандро Кастельфранко можно считать набедренную повязку и огромную дубину. Джуди непроизвольно шагнула вперед.

—  Алессандро, нет! Не надо!

— По-прежнему защищаешь этого недоноска, Джу? Чем он тебя взял? Он похож на гиббона. Хотя, говорят, гиббоны могут трахаться без перерыва… Все — вон!

Это было сказано совершенно спокойно и даже тихо, однако комната опустела почти мгновенно. Только Серж притормозил в дверях.

— Алессандро, быть может, я останусь и…

— Я хочу поговорить со своей женой.

Бледный и перепуганный Трои неожиданно оттолкнул адвоката и вернулся в кабинет. Голос его вздрагивал, однако смотрел он прямо в глаза Алессандро.

— Джу, ты просто помни… Помни, что он с тобой сделал. Ты не поддавайся, Джу. Я рядом…

—  Какая отвага! Аж сердце щемит. Рендер, я даже боюсь представить, во что ты превратишь мою охрану в соседней комнате, если уже на пороге ты проявляешь такие чудеса храбрости.

— Ты не смеешь ее трогать!

—  Помнишь Тони, Рендер? Вижу, что помнишь. Он тоже тебя помнит. Исчезни.

Джуди торопливо повернулась к Трою.

—  Прошу тебя, Трои! Успокойся, со мной все в порядке. Мы в центре Нью-Йорка, на дворе белый день. Прекратите оба этот балаган. Иди, Трои.

— Хорошо. Но я рядом!

Когда дверь захлопнулась, Алессандро насмешливо процедил:

—  Значит, ты занялась бизнесом вместе с Рендером. С ума можно сойти.

— Да! Занялась. Трой был добр ко мне. Он не оставил меня в трудную минуту.

—  Я помню, помню. Он был очень ДОБР. Практически ласков. Нежен. Страстен!

—  Я тебя не слышу. Желательно бы и не видеть.

— А вот с этим ничего не получится.

—  Зачем ты приехал? Прошло восемь лет.

—  Я приехал по делу.

—  Ты мог выбрать миллион других компаний. Купить их. Каждый день менять их. Но ты приезжаешь именно сюда. Теперь скажи, что не знал, кто руководит компанией «Феникс»…

—  Кстати, ты по-прежнему романтическая дура, Джу. Феникс! Возрождаешься из пепла? Не льсти себе. Некоторые… субстанции не горят.

— Ага. А некоторые не тонут. Зачем ты приехал?

— По делу. И посмотреть на тебя. На ту лживую, подлую тварь, которая…

— … Восемь лет назад разрушила мою жизнь. Это мой текст, Алессандро. У тебя другие реплики.

— Театр не по моей части, по твоей.

— Раз все так ужасно — просто уйди. Оставь меня и Троя в покое…

—  Не смей упоминать его имя в моем присутствии!

— Вот еще! Почему? Тебя больше нет в моей жизни.

— Ты — моя женщина. Он пытался тебя украсть.

—  Ты — параноик из каменного века. Тебе лучше не стоит самому ездить на переговоры. Предоставь это адвокатам. Твои доводы — дикие вопли и дубина!

—  Насколько я помню, дикие вопли были по твоей части. Когда ты извивалась подо мной…

—  Заткнись! И не смей со мной так разговаривать. Я — не твоя шлюха!

—  О да! Ты — для всех.

—  Мерзавец!

— Нервничаешь, Джу? Вспомнила, как было хорошо?

В одно мгновение он оказался прямо перед ней. Могучие руки сдавили ее плечи, горячая ладонь легла на напрягшуюся грудь, бесстыдно сминая тонкий шелк блузки. Прикосновение было таким жгучим, что Джуди едва не лишилась чувств — ибо все ее тело жадно откликнулось на него, мигом вспомнив и смятые простыни, и бессвязные стоны, и прерывающееся дыхание, и поцелуи, стынущие на искусанных в кровь губах…

Она забилась в его руках пойманной птицей, отчаянно уперлась стиснутыми кулаками в эту бронзовую грудь, тщетно пытаясь разомкнуть стальное кольцо проклятых и желанных рук. Самым же страшным было то, что еще через секунду она ответила на его поцелуй, ответила так яростно и жадно, что Алессандро усмехнулся. И даже это не отрезвило Джуди. Только когда он грубо и резко отстранил ее от себя, она поникла у стола, пылающая, дрожащая, взбудораженная — и злая, как сто тысяч голодных кошек.

  6  

Загрузка...