ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Не могу уйти

Что это было? Нуу 28лнтней девственицей меня уже не удивишь. В американских романах и 45ти летние... >>>>>

Повеса из Пуэрто-Бануса

Такого отца я тоже не простилабы и его Анхелу тоже не признала бы. И не считаю ,что было справедливо делить так... >>>>>




Loading...
  1  

Челси М.Кэмерон 

Мой сладкий побег.

Моя любимая ошибка - 2


Глава 1


— Я просто не могу поверить в то, что родители заставляют тебя уехать. Это даже незаконно. Тебе 18 лет. Почему ты просто не скажешь им об этом? — Келли села на вершину одной из моих почти упакованных коробок и стала чавкать жвачкой. Когда мы только познакомились, эта её привычка меня сильно раздражала, но, в конце концов, я привыкла.

— Я бы с удовольствием, но они оплачивают мои школьные счета, так что теперь мне конец, — сказала я. Кроме того, моей матери не говорили «нет». Никто.

— Почему ты не исчезнешь? — Ох, я думала над этим больше, чем один раз.

Вообще-то, больше тысячи раз. Эту точку зрения моей семьи было невозможно объяснить кому-то вроде Келли, которая переехала из дома родителей и нашла свой собственный, когда была еще в средней школе.

— Я не знаю, — сказала я, обклеивая другую коробку. Келли взмахнула хвостиком грязно белых волос и продолжила чавкать жвачкой. Она спросила, не нужна ли мне помощь, но все, что она делала, беспокоило меня.

— Ты просто навестишь их, а потом вернёшься, да? — спросила она.

— Да, конечно, — сказала я ей с небольшой улыбкой. Мы обе знали, маловероятно, что я когда-либо вернусь сюда. Я сложила свое одеяло Нью-Гэмпшира и засунула его в другую коробку. Моя мать купила его для меня два года назад как «прощальный подарок перед колледжем».

Я была единственной, кто на самом деле закончил среднюю школу, не говоря уже о поступлении в колледж. Ни мама, ни папа, ни мои приемные родители не заканчивали среднюю школу, так что, это было большим событием для них. Таким человеком была только Рене, поэтому они отправляли меня обратно в Мен, чтобы жить с ней после.. всего.

На телефон Келли пришло смс, она быстро набрала ответ и улыбнулась мне.

— Мак хочет встретиться, попить кофе.— Я всегда хотела, чтобы она поставила на слове «кофе» кавычки, потому что мы обе знали — это означало подключения проводов на заднем сиденье его ржавой машины. Келли и её парень имели дурную славу: однажды они были пойманы охраной кампуса средь бела дня. Их только чудом не выгнали.

— Повеселись. — Я знала, что она выручила меня ради Мака. Она всегда это делала. Келли не была моим лучшим другом, но она была единственным. Другие бросили меня несколько месяцев назад.

— Позвони, перед тем, как уедешь. Я хочу попрощаться с тобой. — Она встала и просто обняла меня. Это были кратковременные объятия. —До свидания, — сказала она, хлопая дверью. Келли никогда не могла покидать комнату спокойно.

Я уставилась на свою комнату общежития. Моя соседка по комнате начала избегать меня с начала этого года. У нас было только два разговора: один из них был, когда мы только переехали, а другой случился, когда она нашла меня, развалившейся у двери в одну ночь после сумасшедшего времяпрепровождения с Келли, Маком и группой людей, которых я никогда больше не видела. Если бы я могла их вспомнить...

Я заняла место Келли на одной из коробок, села и положила подбородок на колени.

Борьба, которую я вела со своей матерью, когда она сказала мне, что я вынуждена вернуться обратно, продолжала занимать мои мысли. Фактически, вся рождественская ссора была одной лишь долгой борьбой, которая, казалось, не закончится.

Что с тобой не так, Джосселин? Ты бы лучше выпрямилась и летела прямо. Ты возвращаешься в Мен, иначе я приезжаю туда и тяну твою задницу назад,  понимаешь?

Выпрямиться и лететь прямо. Да, я бы хотела иметь на это право, мама. Она была единственной, с кем я могла поговорить. Мои родители женились пол-дюжины раз и дети были повсеместно. Они целыми днями только и делали, что следили за ними.

Я хрипло кричала сама себе, но ничего не могла с этим поделать. Однажды она так возненавидела отца, что довольно долго не звонила ему, разозлила его и затем заставила его кричать и на меня.

Я была беспомощна против этих двоих.

Так же как и Рене.

Если не мама тянула мою задница назад, то Рене. Она была хуже, чем мама в некоторых случаях.

Говоря о моей сестре..

Мой телефон зазвонил, и, когда я посмотрела кто это, решила не сбрасывать.

— Привет, — ответила я, морщась в ожидании шквала, который, я знала, произойдет.

  1