ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Я так хочу

А мне понравился роман, читается на одном дыхании... К тому же в жизни чего только не бывает - поверьте!..... >>>>>




Loading...
  39  

Но расплачивается-то именно он. Люди плохо отзываются о нем. Некоторые даже повернулись к нему спиной и не покупают его газету.

— Это надо прекратить, — твердо сказала она себе. Пусть ее гордость пострадает, но нельзя допустить, чтобы сплетни продолжались.


— Что тебе надо?

— Ты слышала меня, Дэниз, — сказала Виктория. — Его действительно здесь нет?

— Да, он уехал давно, и это само по себе странно. Обычно с тех пор, как вы расстались, он работает как сумасшедший.

Виктория запретила себе думать о Калебе. Они расстались. Он продолжает жить без нее. Так и должно быть и ей пора подавить свои чувства. Если это не получится, ей придется уехать из Ринваля.

— Он любит свою газету — сказала Виктория. — Он создал ее, сделал такой, какая есть. И знаешь, Дэниз, он не допустил ничего такого, что могло бы навлечь на него гнев наших жителей. Калеб просто хотел помочь мне. Он согласился дать мне ребенка, которого я так хотела. Он сделал доброе дело.

— Калеб хотел стать папочкой?

Виктория покачала головой.

— Нет. Просто... прочти письмо, Дэниз, и напечатай его. Ты ведь можешь не показывать его Калебу?

Дэниз подозрительно посмотрела на нее.

— Почему ты не хочешь, чтобы он знал?

— Потому что он никогда его не напечатает. Он никогда не использует «Газету» в личных целях. Мне не нравятся эти сплетни и то, что многие перестали покупать его газету.

Дэниз немного подумала.

— Ты любишь Калеба?

Виктория не ответила.

— Виктория?

— Это так глупо, правда?

— Возможно, но... — выдохнула Дэниз. — Кто бросит в тебя камень? Многие женщины неравнодушны к нему. Но они ничего не знают о его душе.

— Да, это верно. Ты сделаешь как я прошу?

Дэниз подумала.

— Это может грозить мне неприятностями.

Виктория вздохнула.

— Хотя мне не впервой, — продолжила Дэниз. — Мне тоже не нравится, что Калеба осуждают. Тем более, он хотел сделать благое дело.

— Вот именно! — сказала Виктория. — Спасибо, Дэниз. Я полностью беру ответственность на себя. — Она передала Дэниз листок бумаги.

Калеб пил утреннюю чашку кофе и читал «Газету». Ему было неудобно за то, что он оставил вчера Дэниз с кучей работы, тем более что, как ни старался, он не смог выбить из доктора ни слова.

Надо извиниться перед Дэниз. Тут его взгляд остановился на письме.

В нем говорилось:

«Моим друзьям из Ринваля!

Многие из вас знают, что недавно я и Калеб Фремонт поженились и что теперь мы уже не вместе. Но вам не известно, что Калеб женился на мне, потому что я хотела ребенка и готова была рисковать собой, чтобы родить его. Я даже дошла до того, что давала объявления, в которых просила незнакомых мужчин помочь мне.

Калеб спас меня. Он женился на мне, чтобы помочь родить ребенка. Он дал мне свою фамилию. К сожалению, случай распорядился иначе, поэтому я решила расторгнуть наш брак. Многие считают, что Калеб обидел меня, но я говорю — это не так. Калеб был очень щедр, и я всегда буду ему благодарна. Сейчас я делаю то, что должна была сделать давно. Я открываю жителям Ринваля правду. Нужно, чтобы все знали, какой он замечательный человек. Лучшего не найти!»


Рука Калеба с чашкой замерла в воздухе. Его сердце громко билось, в горле встал комок.

Под письмом стояло имя Виктории. На секунду он подумал, что это Дэниз заставила ее, но он вспомнил, какой прекрасной, справедливой и уверенной в себе была его жена. Никто не мог указать Виктории, что делать. Она — особенная.

Он до безумия любит ее, но лучше бы ей этого не делать. Все знают, что газета принадлежит ему. Люди могут подумать, что это он заставил ее написать письмо. Что делать?

В первый раз за эту неделю он улыбнулся и достал свой ноутбук.


Калеб сидел за столом в своем кабинете, когда услышал шум. Он поднял голову и увидел Викторию, а за ней кучу народа. Она держала в руках газету. Калеб прекрасно знал, что там было.

В письме говорилось:

«Дорогие друзья и соседи!

Я хочу рассказать о женщине, которая четыре месяца была моей женой. Она живет в Ринвале уже два года, но знают ее немногие. Жаль, потому что такие женщины, как Виктория Холбрук, встречаются редко. Она очень хотела ребенка и все делала для того, чтобы стать матерью. Те, кто знает Викторию, согласятся, что она была бы чудесной матерью — хорошей, доброй и любящей. Всем нам она приносила радость. Благодаря ей мы полюбили литературу, она помогает соседям, попавшим в беду, может выкормить котенка, привязаться к нему, а потом отдать ребенку, которому он нужен больше, чем ей. Она никогда не ждала благодарности, и мы должны относиться к ней как к исключительной и чудесной женщине.

  39