ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

За любовь, которой больше нет

Жесть.... я всю книгу проплакала, а ей приснилось..... >>>>>

Сладкоречивый незнакомец

1. Сладкий папочка 2. Голубоглазый дьявол 3. Сладкоречивый незнакомец 4. Кареглазая моя Все книги хороши... >>>>>




Loading...
  43  

– Неужели?

– И мне тоже, – заявила Адель. – У меня сегодня свидание.

Клер поднялась.

– А ты ничего об этом не говорила.

– Видишь ли, сегодняшний день был занят твоими делами. Так что просто не хотелось распространяться о себе, пока все не выяснилось.

Подруги попрощались с Себастьяном, и Клер проводила их в прихожую.

– Так. Теперь признавайся: что у вас с Себастьяном? – шепотом потребовала ответа Мэдди, едва переступив порог.

– Ничего.

– Не ври. Он смотрит на тебя так, словно что-то есть.

– А когда ты вышла за пивом, упорно провожал тебя взглядом.

Клер покачала головой:

– Ну и что? Из этого ничего не следует. Скорее всего, просто надеялся, что я споткнусь и шлепнусь. Или ждал, не произойдет ли еще что-нибудь унизительное для меня.

– Нет, – Адель покачала головой и принялась рыться в сумке в поисках ключей. Он смотрел так, как будто пытался; представить тебя обнаженной.

Клер не стала уверять, что ему и пытаться было незачем. Себастьян абсолютно точно знал, как она выглядит в костюме Евы.

– Вообще-то мужская привычка раздевать взглядом мне не нравится, но у него получилось по-настоящему здорово!

Мэдди тоже запустила руку в сумочку.

– По-моему, тебе следует удовлетворить его любопытство.

Ну что за несносные женщины!

– Привет! Забыли, что еще на прошлой неделе я была обручена с Лонни?

– Вот-вот. А потому срочно необходима компенсация. Утешение. И в этом качестве Себастьян просто незаменим.

Мэдди согласно кивнула и вслед за подругой направилась по лужайке к припаркованным у края дороге машинам.

– По мужчине сразу видно, чего он стоит.

– Ладно, пока. – Клер закрыла дверь. По ее мнению, Мэдди слегка помешалась на поисках настоящего мужчины. Возможно, потому, что вот уже несколько лет ей не везло в личной жизни. Ну а Адель… вполне возможно, она и сама жила в том фантастическом мире, который описывала в своих книгах.

Глава 8

Когда Клер вернулась в гостиную, Себастьян стоял спиной к входной двери и рассматривал старую фотографию: Клер шесть лет и она сидит на коленях у матери.

– А ты, оказывается была симпатичнее, чем мне запомнилось, – заметил он.

– Ее несколько раз ретушировали.

Себастьян улыбнулся и перевел взгляд на парадный портрет Синди – тщательно подстриженной, аккуратно причесанной любимицы с розовой ленточкой на макушке.

– А это, должно быть, и есть твоя ненаглядная собачонка?

Меж тем Синди вовсе не принадлежала к числу милых, но беспородных шавок. Нет, достойная личность завоевала немало призов на выставках и являлась полноправным членом Американского клуба йоркширских терьеров. Так что пренебрежительное слово «собачонка» к ней не относилось.

– Да, моя и Лонни. Вот только он забрал ее, когда уходил.

Клер с новой остротой ощутила потерю.

Себастьян открыл было рот, чтобы прокомментировать услышанное, но в итоге просто покачал головой и обвел взглядом просторную комнату:

– Очень напоминает дом твоей матери.

На самом же деле дом Клер совсем не походил на дом Джойс. Клер тяготела к викторианскому стилю, в то время как ее мать предпочитала французский классицизм.

– В каком смысле?

– Очень много вещей. – Гость оценивающе взглянул на хозяйку музейной экспозиции. – Но у тебя здесь гораздо веселее. Забавное девчачье королевство. Твой дом похож на тебя. – Себастьян поставил бутылку с остатками пива на камин. – Я кое-что принес, но не хотел показывать при подругах. Так, на всякий случай: а вдруг ты не говорила им о той ночи в отеле? – Он засунул руку в глубокий карман брюк. – Думаю, это твое.

На раскрытой ладони лежала горько оплаканная сережка. Та самая, бриллиантовая с золотом. Клер не могла решить, какому из событий удивляться больше: первому – тому, что Себастьян обнаружил потерю, подобрал сережку и даже принес ее к ней домой, или второму – тому, что он ни словом не обмолвился о той их встрече при Мэдди и Адели. Оба поступка выглядели на удивление разумными. Можно даже сказать, милыми и симпатичными.

Себастьян взял ее руку и положил сережку на ладонь:

– Утром обнаружил на твоей подушке.

Тепло сильных пальцев просочилось сквозь кожу и распространилось до кончиков пальцев. Ощущение оказалось тревожным и таким же опасным, как и воспоминание о том, что на нем было, а вернее, чего не было надето в то неприятное утро. Непрошеный образ без разрешения забрался в голову и застрял в мозгу.

  43