ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Побежденный холостяк

Можно почитать >>>>>

Рыцарь моего сердца

Интересно, но конец... то не хочу видеть, то жить не могу без тебя, вообщем какой-то осадок остался >>>>>




Loading...
  69  

Праздник продолжался уже почти час и протекал на редкость успешно. Сплетни поражали разнообразием: от чисто светских, с уклоном в гламур, до самых пикантных. Обсуждалось все, начиная с последнего сбора пожертвований и общего падения нравов и заканчивая громким скандалом в семействе Маддиганов. Да-да: Муж Ларлин Маддиган, уважаемый кардиохирург, сбежал с Мэри Фрэн Рэндалл, дочерью доктора Рэндалла и миссис Рэндалл. Так стоило ли удивляться, что и сама Ларлин, и миссис Рэндалл на сей раз отказались от приглашения на ежегодный рождественский праздник Джойс Уингейт?

– Ларлин так и не смогла полностью прийти в себя после удаления матки. – Клер несла серебряный поднос с канапе в столовую и по дороге услышала громкий шепот.

Она знала миссис Маддиган почти всю свою жизнь и, честно говоря, считала, что леди и никогда-то не была полностью в себе. Женщина, по сравнению с которой неугомонная Джойс Уингейт выглядела лентяйкой, явно накопила немало проблем. И все же измена всегда отвратительна. А измена с женщиной в два раза моложе к тому же еще унизительна и оскорбительна. Может быть, даже более оскорбительна, чем измена с техником из «Сирс».

– Как твои книги, дорогая? – поинтересовалась Эвелин Брюс, одна из самых близких подруг Джойс.

Клер повернулась к миссис Брюс и с трудом сдержалась, чтобы не зажмуриться. Эвелин решительно отказывалась смириться с тем объективным фактом, что не так давно ей исполнилось семьдесят, и упорно красила волосы в ярко-рыжий цвет. Костер на голове превращал милую даму в бледное изваяние и несколько своеобразно гармонировал с алым костюмом.

– Все хорошо, – ответила Клер. – Работаю. Спасибо, что поинтересовались. Скоро выйдет восьмая.

– Чудесно! Знаешь, я всегда считала, что кто-то непременно должен написать роман о моей жизни.

А разве не все так считают? В том-то и заключается главная проблема человечества: большинству его представителей собственная жизнь кажется гораздо более увлекательной, чем судьба ближнего.

– Может быть, мне стоит рассказать тебе свою биографию во всех подробностях? А ты напишешь роман.

Клер улыбнулась:

– Видите ли, миссис Брюс, я пишу художественные произведения, вымысел. Так что, к сожалению, не смогу передать вашу историю так же блестяще, как это удастся вам. Извините.

Она скрылась в кухне, где Леонард готовил очередную порцию яичного коктейля. В воздухе, напоминая о Рождестве, витали милые сердцу запахи корицы и гвоздики.

– Чем помочь? – Клер остановилась возле плиты.

– Иди к гостям и наслаждайся праздником.

Наслаждение в данном случае казалось почти невозможным. Приятельницы матери составляли своеобразное, но не слишком занимательное общество. Клер посмотрела в окно: рядом с «линкольном» Леонарда стоял лишь ее «лексус». Арендованной машины не было.

– Себастьян уже уехал домой? – спросила она, доставая штопор.

– Нет. Просто вернул машину. Зачем зря держать, если можно ездить на «линкольне»? – Лео добавил в кастрюльку взбитые белки. – Сидит дома в одиночестве. Наверняка будет рад, если ты зайдешь.

Новость оказалась настолько неожиданной, что Клер изо всех сил вцепилась в горлышко бутылки.

– А… но нельзя же свалить на тебя всю работу.

– Честно говоря, работы здесь не слишком-то много.

На самом деле так оно и было. И все же меньше всего на свете Клер сейчас хотелось оказаться наедине с Себастьяном. Вон заставлял ее забыть о твердом решении оставаться вполне самодостаточной женщиной и не думать о мужском внимании.

Клер кровожадно вонзила штопор в пробку.

– Леди могут захотеть еще вина.

– Между вами вчера что-то произошло? – Леонард поставил чашу с готовым яичным коктейлем в холодильник, а взамен достал успевшую охладиться порцию. – Когда я вошел, по-моему, ты была слегка не в своей тарелке.

– Нет-нет, все в порядке! – Клер покачала головой, чувствуя, как при воспоминании о поцелуе у нее запылали щеки. Да, так случилось, что сначала она насладилась какао, а потом – поцелуем Себастьяна.

– Точно? Я ведь хорошо помню, как он обижал тебя в детстве. – Леонард поставил глубокую фарфоровую чашу на стол и добавил порцию толченого мускатного ореха. – Кажется, ему нравилось дергать тебя за косички, чтобы услышать, как ты кричишь.

Клер вытащила пробку и изобразила беззаботную улыбку. Сейчас мучитель несколько изменил тактику и действует иными методами.

– Нет, ровным счетом ничего не произошло. Себастьян не дергал меня за волосы и не выманивал деньги.

  69