ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Притяжение противоположностей

Великолепно! Главные герои настолько открытые, честные, темпераментные, страстные... Обожаю такие характеры! И... >>>>>




Loading...
  70  

Так оно и было. Он всего лишь поцеловал ее и заставил мечтать о большем.

Леонард пристально посмотрел Клер в глаза и кивнул.

– Ну что ж, раз ты так говоришь, значит, действительно все в порядке.

Оказывается, она умеет неплохо врать.

– Конечно. Все прекрасно. – Клер схватила открытую бутылку и направилась в буфетную.

Леонард слегка усмехнулся и добавил:

– Он ведь настоящий мошенник!

– Да, – согласилась Клер, хотя на самом деле в ее лексиконе существовали и более подходящие слова. Она открыла дверь буфетной, вошла, включила свет и мимо стремянки и стройных рядов всевозможной провизии направилась к дальней полке. Сняла коробку тонких пшеничных крекеров «Уитиз» и еще одну, с ржаными галетами «Рай крисп».

Заглянув в столовую, она поставила бутылку на стол и высыпала содержимое коробок в красную плетеную корзинку. Попутно оторвала от пышной грозди зеленую виноградину. Из гостиной доносился смех матери. Голоса звучали и в холле, где стояла елка.

– Теперь в клуб пускают всех без разбора, – послышалось недовольное замечание. – Прежде чем попасть в эту семью, она работала в «Уол-Марте».

Клер нахмурилась и сунула виноградину в рот. Лично ей работа в «Уол-Марте» вовсе не казалась предосудительной. Но, судя по доносившимся репликам, кто-то считал иначе.

– Как твоя личная жизнь? – поинтересовалась из-за вазы с нарциссами Берни Лэнг.

– В настоящее время полностью отсутствует, – ответила Клер.

– А разве ты не была обручена? Или это говорили о дочери Пру Уильямс?

Клер очень хотелось соврать, но не хватило духу. Берни Лэнг никогда не ошибалась. А показная наивность служила всего-навсего способом разведки.

– Была, но короткое время. Помолвка не увенчалась свадьбой.

– Как жаль! Такая симпатичная девушка. Просто не понятно, почему ты до сих пор одна. – Берни Лэнг приближалась к восьмидесятилетию, страдала легким остеохондрозом и запущенным, хроническим случаем старушечьего снобизма. Эта тяжелая болезнь нередко поражает, дам после семидесяти, и проявляется в слишком явной бестактности. – Сколько тебе лет? Ничего, что я спрашиваю?

Клер прекрасно понимала, к чему клонится милая светская беседа.

– Конечно, ничего. Мне скоро исполнится тридцать четыре.

– О! – Почтенная леди поднесла к губам бокал вина, но приостановилась, словно осененная светлой мыслью. – Тогда, наверное, стоит поспешить, правда? Не хочешь же ты, чтобы засохли яичники! Да, именно так случилось у Линды, дочери Патриции Бейдеман. Когда бедняжка, наконец, нашла себе мужчину, она уже не смогла зачать иначе, как с помощью пробирки. – Берни на секунду замолчала, перевела дух, сделала глоток и добавила: – Кстати, у меня есть внук, который, возможно, тебя заинтересует.

Заинтересоваться внуком и получить в качестве бабушки Берни? Нет уж, увольте! Только не это!

– В настоящее время я не настроена, встречаться с мужчинами, – решительно сообщила Клер и схватила блюдо с канапе. – Извините.

Она поспешила покинуть комнату, опасаясь поддаться острому желанию напомнить Берни, что состояние ее, Клер, яичников – личное дело и никого из окружающих не касается.

Клер считала, что раньше тридцати пяти биологические часы в обратную строну не пойдут. Так что в запасе у нее оставался еще целый год, но почему-то она вдруг почувствовала, как внутри, в животе, у нее что-то оборвалось. Она попыталась убедить себя, что это просто сказывается нечеловеческое усилие оставаться вежливой, а вовсе не дают себя знать усыхающие яичники. И все же… слишком низко для обычного желудочного дискомфорта. А вдруг?.. Черт подери эту Берни! Можно подумать, без нее мало забот! На носу срок сдачи книги, а вместо того чтобы работать, приходится разносить закуски выжившим из ума маменькиным подружкам.

С подносом в руках Клер вошла в гостиную.

– Канапе?

– Спасибо, милая. – Мать придирчиво осмотрела поднос. – Прелестно. – Поправила на груди дочери веточку падуба и поинтересовалась:

– Ты, конечно, помнишь миссис Хиллард, не так ли?

– Да-да, разумеется. – Клер отвела поднос в сторону и поцеловала воздух возле щеки Эвы Хиллард. – Добрый вечер. Как поживаете?

– Прекрасно. – Эва взяла канапе. – Джойс сказала, что скоро выйдет твоя новая книга. – Она откусила кусочек и запила глотком шардоннэ.

– Да.

– По-моему, событие просто замечательное. Даже представить не могу, каково это – написать целую книгу, от начала до конца. – Она взглянула на Клер сквозь модные очки в черепаховой оправе. – Должно быть, ты невероятно творческая личность.

  70