ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Все по-честному

Собака и блондинчик-вот и все плюсы этой книги, поняла я, перечитывая книжечку. Ну еще и подруга, правда, то, что... >>>>>

Цветок греха

Отличный роман. Но конец растянут. Советую ЧИТАТЬ. >>>>>




Loading...
  18  

– Вы не поймали того парня в Чикаго?

– Нет. Я находилась в пункте выдачи багажа, когда он схватил мой портфель, пулей пролетел через двери и убежал.

– А служба безопасности? Они не поймали его?

Она посмотрела на него поверх своих не по размеру больших солнцезащитных очков.

– Вы, наверное, шутите?

Ченс рассмеялся.

– Полагаю, что так.

– Потеря еще одного портфеля стала бы катастрофой, по крайней мере, для меня. Да и для компании это тоже было бы плохо.

– Вам известно, что именно находится в портфеле?

– Нет, и я не желаю этого знать. Это не имеет значения. Возможно, кто-то посылает батон салями своему умирающему дяде Фреду, или же там могут находиться бриллианты на миллиард долларов, – не то чтобы я полагала, что кто-то будет пересылать бриллианты, используя для этого курьерскую службу доставки… Но вы поняли, что я имела в виду.

– Что произошло, когда вы не сумели сохранить тот портфель в Чикаго?

– Компания, где я работаю, потеряла много денег, но, скорее всего, их возместили по страховке. Клиент, вероятно, больше никогда не обратится в нашу компанию и никому нас не порекомендует.

– А вас как-то наказали?

Он знал, что ничего подобного не произошло.

– Нет. Но я бы чувствовала себя лучше, если они хотя бы оштрафовали меня.

«Черт, она настоящий профессионал», – с восхищением подумал Ченс. Или это, или же она говорила правду, а значит, не имела никакого отношения к несчастному случаю в аэропорту Чикаго. Это возможно, но маловероятно. Не важно, имела она какое-либо отношение к утрате того портфеля или нет, Ченс был признателен судьбе за то, что это произошло, в противном случае Санни никогда бы не попала в поле его зрения и он не получил бы эту ниточку, ведущую к Криспину Хойеру.

Ченс не считал Санни невиновной. По его мнению, она увязла во всем этом, как говорится, «по уши». Она оказалась лучшей актрисой, чем он ожидал. Она явно заслуживала Оскара, играя так хорошо. Он вполне мог бы поверить, что Санни ничего не знает о своем отце, если бы не эта ее таинственная сумка и обманчивая сила. Ченс привык складывать в единую картинку, казалось бы, незначительные детали, а его жизненный опыт сделал его вдвойне циничным. Люди в большей степени хотели, чтобы им верили, чем являлись по-настоящему честными. Лучше всего притворство удавалось тем, кому приходилось много всего скрывать. Ченс это хорошо знал – ведь он и сам был экспертом по сокрытию черных тайн своей души.

Он ненадолго задумался о том, как его намерение спать с Санни, дабы завоевать ее доверие, характеризует его самого. Но, возможно, лучше не думать об этом. Кто-то же должен выполнять грязную работу, делая вещи, которых обычные люди избегали, именно для защиты этих обычных людей. Секс был… всего лишь сексом. Частью этой работы. Он даже сумел бы отделить свои эмоции от действия и уже жаждал этого с нетерпением.

Работа? Кого он дурачил? Он едва мог дождаться, чтобы оказаться внутри нее. Санни заинтриговала его своим крепким тренированным телом и светом, который столь часто вспыхивал в ее ясных серых глазах, словно она удивлялась самой себе и окружающему миру. Ченс был очарован ее глазами со светлыми крапинками, что делало их похожими на бледно-голубые бриллианты. Многие люди думали о серых глазах как о бледно-голубых. Но, находясь вблизи девушки, Ченс убедился: ее глаза определенно были ярко-серыми. Но больше всего его привлекло выражение ее лица, такое открытое и жизнерадостное, что Санни могла бы быть лицом с обложки журнала «Мисс Конгениальность». Как это у нее получалось: выглядеть сладкой, как яблочный пирог, и в то же время работать в тесном контакте с самым разыскиваемым террористом из его картотеки?

Часть его, большая часть, презирала Санни за то, чем она занималась. Тем не менее, его животная сущность возбудилась в предчувствии опасной грани предстоящей игры, сложности поставленной задачи – затащить ее в постель и завоевать доверие. Оказавшись внутри нее, он не станет думать о сотнях невинных людей, убитых ее отцом, а только о соединении их тел. Он не позволит себе думать о чем-либо еще, чтобы не выдать себя некоторыми нюансами в выражении лица, которые женщины столь хорошо умели улавливать. Нет, он займется с ней любовью так, как если бы обнаружил родственную душу. Потому что был уверен: это единственный путь одурачить Санни.

У него всегда хорошо получалось заставить женщину почувствовать себя самой желанной. Ченс точно знал, как привлечь ее, подтолкнуть к себе, не напугав при этом. Эти мысли вновь привели его к Санни – она совершенно проигнорировала его первый аванс. Ченс слегка улыбнулся сам себе. Неужели она действительно думала, что это сработает?

  18