ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Одна кровь на двоих

Очень приятный роман, про умную женщину, про простые, но чистые, настоящие чувства. Мне очень понравился. Советую... >>>>>

Подари мне лунный свет

двоякое впечатление о романе... >>>>>



загрузка...


  53  

Интересно, что это за подарок ей так не терпится вручить мне? — терялся в догадках Джон. Дороти выглядела такой воодушевленной, и Джон прекрасно понимал, что должен обязательно поддержать ее порыв и с благодарностью и восхищением принять подарок, каким бы он ни оказался.

Наконец он услышал на лестнице легкие шаги Дороти, и дверь в комнату открылась.

То, что Джон увидел, лишило его дара речи, он будто потерял способность соображать.

На Дороти была только коротенькая золотистая ночная сорочка и зеленые босоножки на высоком каблуке с такой же золотистой отделкой. Волосы украшала широкая зеленая лента.

Дороти казалась самим воплощением соблазна. Она плавно приблизилась к Джону, прямо глядя на него своими изумрудными глазами. Сердце Джона заколотилось, готовое выпрыгнуть из груди, он не мог пошевелиться и немигающим взглядом уставился на это чудное явление.

Руки Дороти обвили его, и он услышал слова, которые уже не чаял услышать:

— Джон, я люблю тебя и прощаю. Я готова вновь стать твоей.

Джон с трудом сглотнул.

— Значит, подарок — это ты сама?

— Ты хочешь его получить?

— Хочу ли я? — прошептал Джон. Он умирал от желания. — О, Дороти, это самый прекрасный рождественский подарок, о котором я только мог мечтать!

Он нашел губы Дороти и припал к ним со всей страстью, на которую только был способен.


Дороти уже успела позабыть, что значит отдаться полностью и без оглядки. Ее охватило восхитительное желание, она испытывала те же чувства, что и голодающий, который добрался наконец до еды.

Рядом с ней снова был Джон-любовник, — страстный, жаждущий, требовательный, и каждая клеточка Дороти с радостью откликалась на его прикосновения и ласки.

Дороти ощущала, как чуть дрожат его руки, ласкающие ее через тонкую ткань сорочки, будто Джон все еще сомневался в реальности происходящего. Ей очень хотелось развеять его неуверенность, убедить, что теперь она действительно принадлежит ему навеки.

— Я действительно люблю тебя, Джон, очень-очень люблю.

Джон поднял на нее свои золотистые глаза, потемневшие от переполнявшего его желания.

— Ты действительно простила меня? — прохрипел он.

— Абсолютно. У меня больше нет сил сопротивляться очевидному.

— Если бы ты знала, Дороти, как я жаждал услышать от тебя эти слова! Это самый счастливый день в моей жизни.

— Пойдем в спальню, — низким голосом попросила Дороти.

У Джона перехватило дыхание.

— Могу я развернуть свой рождественский подарок в постели?

— Да.

— И наслаждаться им всю ночь?

— Да, милый.

Джон торжествующе улыбнулся.

— Тогда идем! Не будем терять ни минуты.

Он подхватил Дороти на руки, и, пока поднимался с ней в спальню, она чувствовала глухие удары его сердца и охвативший его жар.

Все это заводило и возбуждало Дороти даже больше, чем в самый первый раз. Тогда все было замечательно, но ее возбуждение было совсем другого характера. Теперь Дороти хорошо знала, что ее ожидает, знала до мелочей сильное красивое тело своего партнера. Каждый из них представлял, как лучше доставить другому удовольствие, и все обещало быть еще прекраснее, чем в первый раз.

— Правило первое, — торжественно объявил Джон в спальне, дразняще улыбаясь, — разворачивать бережно и не рвать ленточку.

Он бережно вынул ленту из волос Дороти и аккуратно положил ее на ночной столик. Затем взял в ладони ее лицо и начал медленно целовать, нежно касаясь губами век, носа, переносицы, и добрался наконец до губ.

Это был глубокий, очень долгий поцелуй. Джон неторопливо исследовал языком каждый уголок ее рта, и Дороти отвечала ему со всей страстью.

Наконец Джон отстранился и удовлетворенно посмотрел на Дороти своими блестящими золотистыми глазами.

— Правило второе. Растяни удовольствие, исследуя подарок на ощупь, прежде чем окончательно развернуть его.

Они стояли перед зеркальным шкафом, и Джон чуть отступил назад, чтобы Дороти могла полностью видеть себя и свою реакцию на его ласки.

Джон начал ласкать ее шею, потом перешел к груди. Дороти откинула голову на плечо Джона, ее дыхание становилось прерывистым, но не отводила глаз от своего отражения в зеркале.

За время беременности грудь Дороти заметно округлилась и стала еще более чувствительной к прикосновениям любящих рук Джона. В зеркале Дороти видела, как заблестели ее изумрудные глаза, как скривилось, словно от боли, лицо. Но на самом деле это было наслаждение, искреннее и ранее не испытанное ею. Дороти не верилось, что она добровольно могла столь долгое время лишать себя такой огромной радости.

  53